Марина Кравец: «Чтобы заниматься юмором и креативить, нужны все виды мышления»

Марина Кравец: «Чтобы заниматься юмором и креативить, нужны все виды мышления»

О ШОУ «ВЛЮБИСЬ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ» НА ТНТ

— Это самый честный проект об отношениях, о любви. Возможно, отчасти благодаря наличию в шоу детектора лжи. И проект очень красивый! Мы снимали на краю света, в Кейптауне. До этого я вообще в Африке не была, даже в Египте. А тут ЮАР! Другое полушарие — словно какая-то иная планета. Мы думали, что в конце августа летим в жаркую Африку, о которой писал Чуковский. Но в Кейптауне было прохладно — конец зимнего сезона. И вода в океане такая, что не поплаваешь. Но, к слову, у участниц был один конкурс, в котором им пришлось искупаться. Девочки замерзли, однако в кадре эта сцена смотрелась очень красиво. И английский язык в ЮАР немножко не такой, какой мы учили в университете. И пейзажи другие, и животный мир. Выходишь на улицу, а тебя встречают бабуины и маленькие бабуинята. Едешь по трассе — справа пасутся ослы и зебры, слева гуляют страусы и фламинго. Еще про­ехал — пингвины. А в бухте Херманус собираются киты для продолжения рода. Можно отплыть на лодке в океан и оказаться совсем близко к ним. А можно сесть с пакетиком картошки фри на берегу и наблюдать, как в полукилометре от тебя кит выпрыгивает из воды, как он резвится. И от этой удивительной картинки картошка выпадает из рук...

О САМЫХ ЗАПОМИНАЮЩИХСЯ МОМЕНТАХ СЪЕМОК

— Неожиданных эпизодов в работе было много. Однажды снимали недалеко от океана, на возвышенности, и был очень сильный ветер. Я стояла на небольшой площадочке, и меня буквально сдувало, сбивало с ног. Вроде говорю слова прямо в камеру, а их ветром относит на побережье. Я вела испытание, у участниц в тот день как раз был конкурс на равновесие! Они, держась за две веревочки, стояли на дощечке, положенной на металлический цилиндр, свободно двигающийся по земле. Как им удавалось проявлять чудеса эквилибристики, не понимаю. Кстати, за этот конкурс одна из девушек заработала рекордную сумму — более 400 тысяч рублей… Еще однажды удивил момент, когда один из участников, никого не предупредив, купил себе за общие деньги право остаться в проекте — «иммунитет». Остальные ребята, когда узнали об этом, были в шоке. Но парень пообещал компенсировать сумму: «Я занимаюсь медом. Когда вернемся в Россию, каждому подарю по бочонку!» Я его спросила: «Ты считаешь, это эквивалентно тому, что ты сделал?» А он: «Почему нет?» Не знаю, сдержал ли он слово и подарил ли ребятам мед… А другого участника почему-то все время обвиняли в алкоголизме, хотя это точно не про него. А получилось так, что одна девочка начала указывать на это парню, потом историю подхватила другая. Не знаю, почему так сложилось...

О ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ

— Когда мне было лет 8-9, я садилась перед зеркалом и играла в телеведущую. Меня особенно впечатляли женщины-дикторы, которые объявляли программу передач. У них была очень академичная подача, и информацию они доносили не сильно значимую, но мне казалось, это очень здорово — уметь вот так держаться. И я думала: тоже так хочу.

О ТВОРЧЕСТВЕ В ДЕТСТВЕ

— Мне всегда нравилось выступать — в старших классах ходила в театральный кружок. Еще очень любила петь. Но с музыкальной школой не сложилось. Поступила сразу в две, однако в одной меня взяли на место мальчика, который сначала отказался учиться, а потом его родители передумали. А во вторую меня было некому водить — она очень далеко находилась. Но я посещала в школе факультативные занятия по фортепиано. И еще брат на­учил немного играть на гитаре. Так что в старших классах я уже пела в музыкальных группах. Очень любила рок-н-ролл, кантри, по подаче, по харизме мне нравилась Шер. Что касается учебы, то с гуманитарными предметами у меня проблем не было. А вот точные науки не давались. Так что я, слава богу, не была отличницей. (Улыбается.) Помню, преподавательница химии сказала моей маме: «У вашей дочки нет объектного мышления». Хотя, мне кажется, все виды мышления нужны для того, чтобы заниматься юмором и креативить.

О ЗНАКОМСТВЕ С МУЖЕМ — ГЕНЕРАЛЬНЫМ ПРОДЮСЕРОМ ТНТ АРКАДИЕМ ВОДАХОВЫМ

— Очень четко помню момент, когда шла по четвертому этажу вуза, а навстречу мне — парень (я знала, что он из «информатиков») в большом серо-зеленом дутике и в белых парусиновых штанах. А на мне — вязанная собственными руками жилетка. Я не умела правильно вывязывать ворот, поэтому он всегда у меня перекручивался… Это я к тому, что охмурить какого-нибудь красавчика на тот момент не было моей приоритетной задачей. А если серьезно, здраво оценивала свои шансы. Я увидела Аркадия и подумала: «Какой симпатичный! Конечно, вокруг него все девчонки вьются, наверняка, он этим избалован, так что я, пожалуй, даже не буду с ним общаться». Он, помню, еще заглянул в кабинет, где только педагоги собирались, а мы, студенты, просто так туда не заглядывали. А Аркадий открыл дверь и поздоровался — его все педагоги знали. Ну понятно, крутой, зазнавшийся парень...

О ПЕРЕЕЗДЕ В МОСКВУ

— Первый раз я надолго приехала в Москву в 2003 году, когда участвовала в телеконкурсе «Народный артист». Тогда я сказала себе: «Никогда не буду жить и работать в Москве! Это очень суетной город, его ритм мне не подходит, вернусь-ка я в Петербург и продолжу учиться на филфаке». Но со временем я увидела другую Москву — креативную, встретила здесь близких людей. А окружение — это очень важно. Ценнее людей, которых ты любишь, с кем ты работаешь и дружишь, наверное, нет ничего. Естественно, семья на первом месте, но на работе в одиночку никто ничего не сделает. Так вот, когда на питерском радио «Рокс» мне перестали платить зарплату, через полгода я задумалась: может, что-то пора менять? К тому же я узнала, что некоторым моим коллегам зарплата приходила. А они мне, глядя в глаза, говорили: «Марина, надо потерпеть, мы же все терпим...» И я начала рассылать резюме на разные радиостанции Москвы и Питера. На «Маяк» не просто выслала бумажку, а довела ситуацию до конца — написала мейл Мише Фишеру и Коле Сердотецкому, которые искали девочку-соведущую в свою программу «Первый отряд». Мол, посмотрите мое резюме, вдруг вам понравится? Тогда я уже чуть-чуть снималась в «Comedy Club» («Comedy Woman» был до этого) и решила, что, если с «Маяком» что-то выгорит, можно подумать про переезд в Москву. Кастинг на «Маяк» был многоэтапным, я несколько раз приезжала из Питера. Меня взяли и дали зарплату, которая была на тысячу рублей меньше стоимости квартиры, которую в Москве для нас нашел Аркадий.

О СВАДЬБЕ

— Я долго не соглашалась на свадьбу «для двоих». Но, зная себя и его, понимала, что большая свадьба отняла бы у нас дикое количество энергии, мы безумно устали бы — и морально, и физически. И я приняла это непростое, но очень конструктивное решение, о чем в итоге абсолютно не пожалела. Да мы с Аркадием вообще никогда не стремились к помпезности, какой-то показухе. Очень хотели пожениться в родном Петербурге, выбор пал на уютный ЗАГС на Фурштатской. Кольца приобрели самые обычные, за смешные деньги даже по тем временам. Белое платье я купила за день до свадьбы — выбирала с мамой Аркадия (а костюм жениху мы покупали с моей мамой). Никаких кринолинов, корсетов — я искала такое, чтобы потом еще надевать на праздники. Правда, так ни разу и не довелось, но я в него по-прежнему влезаю! А букетик я собрала сама — в цветочном магазине у метро «Парк Победы».

О ХАРАКТЕРЕ МУЖА

— Аркадий очень человечный и добрый — и в жизни, и, думаю, в работе. Второе его потрясающее качество — очень классное тонкое чувство юмора и вкуса. Муж старается всегда, и в творчестве в том числе, быть деликатным. Он настоящий мужчина и прекрасный отец, который не стесняется быть чутким, нежным. Далеко не каждый мужчина позволяет себе такие слабости, но в этих слабостях и есть сила.

О ДОЧЕРИ

— Когда Ника родилась, в первый день все — Аркадий, медсестры, врачи — говорили: «Вылитая мама». А потом отечность сошла, и дочка перестала быть на меня похожей… И с возрастом она стала прямо один в один Аркадий и его мама.

Однажды, где-то на 5-6-м месяце беременности, мы вместе с Аркадием пошли на УЗИ. Вероника активно двигалась у меня в животе. Но когда папа погладил живот, она тут же успокоилась. И мы поняли, что с дочкой можно будет обо всем договориться. И сейчас мы с Никой отлично общаемся. Может, потому, что все ее окружение очень много с ней разговаривает как с нормальным, думающим человеком. Наша задача — вложить в нее все лучшее в моральном плане, оберегая от опасностей. Вероника уже умеет прислушиваться к чужому мнению. Это у нее в папу, такая же мудрая. И красивая! Это тоже в папу. Дочка — это подарок, которого мы очень долго ждали. И мы так благодарны судьбе за нее! Да мы вообще за все, что у нас есть, судьбе благодарны!

(Инна Фомина, «7 дней», 23.11.22)

17:38
21
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...