Павел Кашин: «Моя музыка работает против правил шоу-бизнеса»

Павел Кашин: «Моя музыка работает против правил шоу-бизнеса»

О ПРОИСХОДЯЩЕМ В СТРАНЕ И В МИРЕ

— Написать можно про все, что угодно, только не нужно. Либо получится пошлость в духе «ура-ура», либо это поделит народ на две части, чего тоже не хочется. У меня все просто: в советской армии я давал присягу, а российская армия — это наследница советской. И тогда присяга — было не простое слово. Поэтому у меня вариантов нет, как бы я не относился к чему-либо. Есть люди, которые недовольны происходящим, потому что: а) не застали тот Советский союз, который я очень сильно застал, и б) не видели феминистической Америки. А живем мы ровно между двумя этими крайностями — можно сказать, сейчас просто золотая середина. Это вам не африканская страна, не Швейцария, где повеситься можно от скуки, но, как говорится, нет некрасивых женщин (смеется). У нас страна, где слишком интересно. Я сам был в военкомате, когда набирали в Афганистан, и помню, что тогда многие совершенно не против были туда поехать, не делали из этого никакого шума. Я застал 90-е годы, когда казалось, смерть всего. Но нет, просто время проверяло людей на их качество — способен ли человек предать других, себя. Все это закаляет, Россия — вообще плацдарм для закалки человека.

ОБ ИСТОЧНИКАХ ИНФОРМАЦИИ

— За всем наблюдаю — за официальными источниками и неофициальными. И, слава Богу, я родился в то время, когда, читая газету, нужно было находить смысл между строк. Вообще у меня есть даже впечатление, что я какой-то менеджер Бога. Потому что, когда я лежу на диване и смотрю в телевизор, — кругом мир, гладь и благодать. Как только на два дня уехали в Ярославль, да там еще немного выпили, — приезжаю, все поссорились, все разладилось. Такое за два дня натворилось, что миру нужно молиться, чтобы я со своего дивана не вставал. Мобилизация, Польша чуть не напала на Германию, черт знает что вообще, в Иране женская революция, весь мир нашалил за два дня (смеется). Потом поехал в «Артек» — на следующий день взорвали Крымский мост, но ж/д пути быстро починили и мы сумели быстро уехать обратно. Скоро очередные гастроли — всем приготовиться.

О РАЗОЧАРОВАНИИ

— Но я вообще в людях разочаровываюсь. Если б был женщиной, то терял бы веру в мужчин. А так как я не женщина и не гей, то могу разочаровываться только в женщинах. Вот, к примеру, 30 лет назад не было ни дезодорантов, ни красивой одежды, все девушки были голодные и худые, и очень при этом почему-то жизнерадостные. Сейчас вижу откормленных телок с губами и бровями, но они все хмурые. И я не понимаю: у тебя же есть брови и губы, чего ж ты грустишь? А это просто у них такое видение мира. От которого в 30 лет лоб будет весь в бороздах. Они не понимают, как быстро постареют.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ И ЖЕНЩИНАМИ В США

— Там вообще женщины договорились с мужчинами не общаться — только за деньги. Когда они понимают, что пришло время размножаться, то на полном серьезе договариваются и продают замужество за бабки. Я сейчас досматриваю сериал «Два холма» — он как раз о феминизме и о политике. И там в смешной форме показана Америка с ее абсурдным укладом жизни.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ И ЖЕНЩИНАМИ В РОССИИ

— Просто так уж в России получилось, что мужчины недооценивают женщин, а женщины переоценивают мужчин. Потому как вся жизнь нашей страны — это жизнь после войны: даже когда от мужиков оставались «самовары», без рук и без ног, один на деревню, — уже считалось счастьем. И только популяция приближается к балансу, как тут же что-то происходит, очередная война, и нас снова в несколько раз меньше.

О МОСКВЕ

— Это невероятно интересный город, который меняется как хамелеон каждые три года. В 12 году происходили одни перевороты, в 17-м, наверно, такой ее увидел. Потом появилась еще «Москва не лечится». Я в текстах веду дневник. Когда, к примеру, наблюдаю, как какой-нибудь министр разбрасывает деньги сумками, то в своей музыке использую это как визуализацию. Потому что сам я деньги до сих пор вижу только небольшими пачками. Москва мне нравится, больше жить-то и негде. Я весь мир проверил. Когда оказался во Франции на фестивале, вообще сразу понял, что не мое. Меня встретила знакомая девушка — известный диджей, мы с ней выпили всю французскую водку, и вот в тот момент я понял: для местных женщин я как будто прозрачный, а вот некоторые мужчины клеили меня как подорванные, чуть ли не сходу предлагали заняться любовью. Там просто пара мужчина и женщина — это дурной тон. Скорее всего есть два француза, которые традиционные, просто их никто не видел.

О ТОМ, ГДЕ ПЛАНИРУЕТ ЖИТЬ В СТАРОСТИ

— Есть страны, где можно тихо-спокойно жить на побережье, когда у тебя уже внуки. Мне нравится Венеция, мне нравится Чехия. Помню, ездил туда на музыкальный фестиваль, и такая шикарная русская диаспора была, все такие милые, зайчики. Португалия замечательная, где я, кстати, не был ни разу, но очень люблю песни на португальском языке.

О ЗНАКОМСТВЕ С АЛЛОЙ ПУГАЧЕВОЙ

— Мы встречались несколько раз на мероприятиях, потом она пригласила меня к себе на передачу на радио. Эфир прошел нормально, запомнилось, как Алла жаловалась, что жизнь так тяжела и удивлялась, как у меня получается так счастливо и весело ее жить. Я сидел и тоже удивлялся, что мне это говорит Пугачева. Да, она хвалила мой первый альбом, про сегодняшние, уверен, даже не слышала.

О ПРОДЮСЕРАХ

— Сейчас либо ты сам за себя, либо попадаешь в рабство. Да, во времена Вани Шаповалова, «Тату», «Ночных снайперов», действительно, продвигали музыку, обивали пороги радиостанций, каналов. Но в какой-то момент все получалось, продюсеры, как правило, кидали коллектив, и он разваливался. Остались по сути только продюсеры-мужья, как у Валерии и прочих. Но им на смену пришли телевизионные проекты, которые берут кого-нибудь, раскручивают до бешеного состояния, катают по стране. И человек, как раб галерный, работает за небольшую зарплату ради мимолетной славы.

О РАДИОРОТАЦИЯХ

— На том же «Серебряном дожде» не было ротаций, но каждый диджей мог периодически ставить песни, которые ему нравятся. И все включали «Жозефина» — она таким чудесным способом сама стала известной. Моя музыка работает против правил шоу-бизнеса, и с какой-то дури получается то, что у кого-то другого вряд ли выйдет. Все ведь привыкли платить и получать ротации. Но в большинстве своем это те люди, которые не собираются их отбивать концертами. Потому что здесь, в Москве, мы слушаем на радиостанциях одно, а если поехать в другие города, то там звучит совершенно другое и выступают совсем другие артисты. Наше радио и гастролирующие артисты — это два несоприкасающихся мира.

О ТУСОВКАХ

— Моих известных друзей можно пересчитать по пальцам, с остальными я просто здороваюсь. Во-первых, все как подорванные чешут по гастролям, а когда приезжают в Москву, — просто набухиваются, отсыпаются и снова едут обратно. Я же стараюсь в ней жить. Тусовки — это вообще как-то уже не комильфо, даже и не знаю, зачем туда ходить. Мне нравятся люди просто встреченные нечаянно, они оказываются гораздо интереснее, чем там. Я провожу время со своей компанией из 5-6 человек. Все музыканты, но при этом еще и невероятные умники. Один переводчик с немецкого и французского, другой блестяще говорит по-испански — мне как-то с ними хорошо.

О КОРПОРАТИВАХ

— Да, постоянно. Дни рождения, свадьбы. Или просто пять мужиков сидят, выпивают, рыдают, и 20 девчонок, приглашенных за деньги, которые не понимают, что происходит. Раньше, конечно, заказов было больше, потом пандемия всем сбила масть. Но сейчас потихоньку все возвращается на круги своя. Просто клубы — это максимально удобный формат. Если вы видите, что кто-то играет семь концертов подряд в Кремле, то почти всегда шесть из них набиты детьми из детдомов, и все это идет в страшный минус. А потом артист едет отрабатывать по стране. Люди же видели, что в Кремле прошло семь концертов, поэтому и в регионах идут. Честно говоря, люди не очень разборчивы в музыке и в ресторанной еде.

ОБ ОТНОШЕНИИ К ДЕНЬГАМ И КОМФОРТУ

— Да, как и для всех. Они практически все значат. Вообще считаю, что все подаренное не ценится. Поэтому даже за что-то небольшое стараюсь брать деньги, чтобы люди элементарно ценили. Когда ты продаешь, то это помнится, этим хвастаются. Что касается комфорта, то от машины я как отказался лет шесть назад, так и прекрасно себя чувствую. У меня есть велосипед и самокат — оба без моторчика. Езжу по Москве, занимаюсь приятной физкультурой, слушаю аудиокниги. Если куда-то нужно быстро попасть, с удовольствием пользуюсь метро. В аэропорт вызываю обычное такси, потому что «бизнес» не едет по выделенке. Это все намного выгоднее, чем содержать машину, поэтому зачем париться. Еще и встречаться с ГИБДД, нервничать, — это вообще не мои люди.

ОБ АЛКОГОЛЕ

— Я всегда пишу только трезвым. Если после концерта я выпиваю пиво, то просто знаю, что у меня внутри есть внутренний медведь. Который, как у Никулина, на мотоцикле ездил по кругу и в конце получал сахар. Вот и мне, если не дать сахар, то он не поедет в следующий раз. Думаю, что как таковых проблем с алкоголем у меня никогда не было. Да, со мной все всегда хотят выпить, если корпоратив или что-то еще, но даже при этом, думаю, всегда пил меньше среднего. Когда я занимаюсь йогой и хожу в три разные бани, то радуюсь. А когда с бодуна со страшного, то мне горестно. Но зато я отслушал в этом состоянии столько книг, у меня столько лирических образов в голове появилось. Если вот то, что идет мне в голову со страшного бодуна, записывать, то материала хватит на 50 артистов. Вообще, одна из причин, почему мужчины бухают, — это девушки. Потому что, с одной стороны, встречаться с девушкой и не пить, если она пьет, это мародерство. Как честный человек, ты должен бухать с ней наравне. Но, с другой, она это делает раз в месяц, а ты начинаешь через день.

О СВОИХ ЖЕНЩИНАХ

— Я считаю, что со мной вообще не сахар, и большинству женщин не приемлем мой стиль жизни. Мне же — далеко не со всеми интересно. Для чего люди становятся известными? Если в Кустанае нет женщины, которая мне подходит, то приходится ехать в Питер, потом в Москву, еще и распространять волны. И даже при этих волнах наши орбиты не совпадают. Недавно вот опять показалось, что совпали, но в итоге оказалось, что нет. Но ничего, жизнь — это череда надежд и разочарований. Как после бани, когда попарился, и ныряешь в холодный пруд.

(Ольга Плетенёва, «Стархит», 17.11.22)

17:36
23
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...